Олексій Мірошниченко: Пільги за робочі місця для молоді обійдуться мінімум у мільярд

15 лип. 2011

Совсем недавно в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект “О внесении изменений в Закон Украины “О сборе и учете единого взноса на общеобязательное государственное социальное страхование” N8783. Проект предусматривает освобождение работодателей, которые обеспечивают трудоспособную молодежь первым рабочим местом после окончания обучения в ПТУ и вузах, от уплаты единого взноса на общеобязательное государственное социальное страхование сроком на один год.Для ЛІГАБізнесІнформданную инициативу прокомментировал первый заместитель Главы СПО работодателей Алексей Мирошниченко. 

- Как вы оцениваете предложение стимулировать работодателей к трудоустройству молодежи? Насколько, по вашему мнению, эта мера будет эффективна?

- С одной стороны, инициатива положительная – это действительно стимулирование предоставления первого рабочего места. С другой стороны, это потребует от государства значительных финансовых компенсаций. Государство по сути берет на себя ответственность профинансировать для этих молодых специалистов социальные взносы, ведь кто-то должен их заплатить за молодого человека – за безработицу, в пенсионный фонд, за больничные и прочее.

- Какова цена вопроса?

- Это достаточно большие деньги. По нашим подсчетам, это около 1 млрд.грн. в год. И это если профинансировать только ту 74,1 тысячу человек, которую они написали в пояснительной записке к законопроекту – выпускников, оказавшихся без первого места работы в 2009 году. А если профинансировать все 200 тыс. – это будут очень большие деньги. А кто-то их должен компенсировать, т.к. по нынешнему законодательству в счет работнику идет не общий стаж, а страховой стаж, который наступает только при наличии отчислений.

Если государство берет на себя эти расходы, то оно должно определить для себя отрасли, на которые это будет распространяться, ведь не для всех отраслей это целесообразно. На мой взгляд, это должны быть отрасли в промышленности, в реальном секторе экономики. Условно, это машиностроение, металлургия, химия, строительство и т.п. Не должно этого быть у юристов, экономистов, в банковском, страховом бизнесе, чтобы нельзя было использовать этот механизм для оптимизации налогообложения и ухода от налогов.

Очень серьезный вопрос – из каких ресурсов государство будет эти деньги компенсировать.

- Освобождение от социального взноса – это лучший способ стимулировать работодателей?

- Сегодня для мотивации работодателя к созданию первого рабочего места есть еще одна инициатива – позволить работодателю платить не 100% минимальной зарплаты, на первом рабочем месте, а 85%. То есть в качестве стимула предлагают или социальный взнос не платить, или платить зарплату меньше установленной законом на какой-то период, понимая, что производительность, продуктивность молодого специалиста будет ниже, чем его более опытного коллеги.

- А какова же будет тогда заинтересованность молодых людей, если им будут платить такую зарплату (минимальная заработная плата сегодня составляет 960 грн., 85% – 816 грн. – ред.)?

- Да, с моей точки зрения вариант освобождения от социальных взносов предпочтителен, но где государству взять на него средства? Ведь государство должно гарантировано заплатить этот ресурс за людей.

- Выгоден ли этот вариант для предпринимателя, учитывая слабую эффективность начинающего работника?

- Для предпринимателя не платить социальный взнос, безусловно, выгодно – ведь это как минимум 36% экономии. Даже учитывая то, что он берет человека без опыта, которого ему придется всему обучить.

- Насколько эффективны действующие сегодня льготы для предприятий, нанимающих людей с ограниченными возможностями и чернобыльцев? Не секрет, что имеет место фиктивный найм для оптимизации налогов…

- Если говорить о людях с ограниченными возможностями – это отдельная тема для разговора. Дело в том, что государство стремится переложить на работодателя проблемы людей с ограниченными возможностями. В чем это заключается? Государство должно создать условия равного доступа на работу – это транспорт, пандусы, лифты, туалеты, чтобы работодателю можно было брать на работу людей с ограниченными возможностями.

Кроме того, мы должны сделать четкий реестр, сколько у нас всего людей с ограниченными возможностями в стране и, самое главное, сколько из них могут и хотят работать. Потому что сейчас государство огульно говорит, что 4% от общего числа наемных работников вы должны забронировать для людей с ограниченными возможностями. А какова у нас реальная потребность?

Мы предлагаем государству не устанавливать процент, а дать возможность областным администрациям на региональном уровне определять потребность и делать бронирование. Не огульно по стране эту потребность вычислять, как среднюю температуру по больнице, а подходить конкретно к каждому конкретному региону – сколько у них инвалидов и сколько из них хотят работать. И уже на эту квоту бронировать у работодателей места.

Я думаю, это будет 1-2%, а не 4% по стране, как сейчас, это неправильно. Это как раз и позволит избежать фиктивного найма людей с ограниченными возможностями, который сейчас распространен в связи с тем, что закон есть закон и его надо исполнять. Есть закон об основах социальной защищенности инвалидов, 19 и 20 статьи которого обуславливают такую ситуацию и потому требуют совершенствования.

Нужно серьезно обсудить, а должны ли быть экономические мотивации для принятия на работу людей с ограниченными возможностями? Льготы, относящиеся к этому вопросу, надо серьезно пересмотреть. Необходимо создавать нормальные рабочие места, а не использовать этот инструмент для оптимизации налогообложения. Льготы должны быть только для специализированных предприятий, на которых работают люди с ограниченными возможностями, и то в части приоритета сбыта производимой ими продукции.

- Не станут ли молодые специалисты инструментом для уклонения от налогов? Не будут ли работодатели просто каждый год менять “просроченных” молодых специалистов на “свежих”?

- Работодатель в любом случае заинтересован в квалифицированных работниках. Если у него есть технологический процесс – ему не выгодно будет каждый год менять работника, человек должен работать и набирать квалификацию. Тем более, что работодатель освобождается от уплаты социальных взносов только с созданного первого рабочего места для молодого специалиста, а не со всех рабочих мест.

- Как еще можно было бы повысить заинтересованность работодателей в найме молодых специалистов? 

- В первую очередь, это должно быть повышение качества образования. У нас в стране сейчас зачастую то, что написано в дипломе, не соответствует тому, что знает и умеет молодой специалист. Это ключевая проблема сейчас для системы образования.

Для этого требуется и увеличение объема практических навыков, которые получают студенты, и укрупнение учебных заведений для создания в них нормальной материальной базы, повышение уровня преподавательского состава, который сейчас также оставляет желать лучшего.

Также необходима тесная взаимосвязь производства и учебного заведения для расширения возможностей производственной практики – т.н. дуальная система, когда совмещается образование и практическая деятельность, что особенно важно для производственных профессий.

- Куда сегодня в основном попадают молодые специалисты, идущие работать по специальности – в коммерческие структуры или в госсектор? 

- Идут туда, где больше платят. Промышленное производство (металлургия, машиностроение, химия, строительство и т.п.) сегодня на 80-90% частное. У государства не так много и осталось – это военно-промышленный комплекс, авиастроение, транспорт и т.п.

Что касается профессиональной востребованности, то я бы сегодня рекомендовал молодежи найти себя в реальном секторе экономики – в инженерных, конструкторских, технологических профессиях. Это то, что востребовано и будет востребовано. Новые технологии, биотехнологии, нанотехнологии, IT-сектор, строительство… Чтобы не все становились юристами и экономистами – как раз тут будут проблемы.

Когда у тебя в руках реальная профессия, когда ты реально что-то производишь, ты всегда будешь конкурентоспособен на рынке труда. Кроме того, нужен иностранный язык, компьютерные навыки, коммуникабельность, ориентированность на результат. И очень важно вести здоровый образ жизни – работодатели сейчас на это обращают пристальное внимание, т.к. здоровый работник – это работник с высокой производительностью труда.

- Существует мнение, что надо распространить действие законопроекта и на работающих по специальности студентов старших курсов вузов и ПТУ. Имеет ли смысл такое дополнение? Действительно ли многие совмещают учебу с рабочей практикой по специальности?

- Я думаю, что начинать надо с чего-то одного. Одно дело студент, а другое дело – специалист с дипломом. Это связано и с охраной труда, и с оплатой труда, с возможностью совмещения учебы и работы. Я бы шел по пути мотивации к созданию постоянного рабочего места. Большие компании, которые отслеживают для себя кадры в вузах, формируют даже учебные группы, порой прямо с первого курса.

А если студенты начинают работать, тогда, в случае желания мотивировать работодателя путем освобождения от уплаты соцвзноса, надо забирать у студентов стипендии. Т.к. студенты являются застрахованными через свои стипендии, через свои учебные заведения – получится дублирование. Поэтому я думаю, что эта норма не должна распространяться на студентов.

(мовою оригіналу)